August 17

Шли бы вы, девочки, мимо ИТ!

2 истории айтишниц + парадокс гендерного равенства

Аудио-версия ->

Согласно опросу онлайн-платформы Stackoverflow (крупной системы вопросов и ответов о программировании), мужчины составляют около 90% пользователей сайта. Примерно также выглядит и мировая статистика: ООН сообщает, что доля женщин в секторе «облачных технологий» составляет 12%, в сфере инженерных специальностей — 15%.

В США ситуация немного другая: согласно данным Statista, в технологических гигантах 30-40% сотрудников — женщины.

По данным HeadHunter, в России в 2019 году в ИТ-сфере работало 20% женщин, в топ-менеджменте — 7%.

Существуют две противоположные версии, объясняющие малочисленность женщин в айтишке:

  1. В обществе есть стереотип, что информационные технологии — не женское занятие. Многие девочки, даже будучи заинтересованными в ИТ, поддаются давлению со стороны родителей и поступают на другие специальности. В технических вузах преподаватели прямым текстом говорят, что медведя можно научить программировать, а женщину нет. В ИТ-компаниях женщины сталкиваются с сексизмом со стороны коллег, руководства, клиентов.
  2. Никто женщин не унижает и не пытается не пускать работать в ИТ. Они сами редко туда идут, так как информационные технологии — скучная тема и женщин интересует нечто другое. Можно до бесконечности обвинять мужчин в гендерном неравенстве в ИТ, но существует один парадокс: чем больше прав у женщин в обществе, тем меньше они развивают компетенции, необходимые для построения карьеры в технических профессиях. По данным ЮНЕСКО, в патриархальных ОАЭ информационные технологии изучает гораздо больше женщин, чем в равноправной и свободной Бельгии: 58% против 6%.

Мне кажется, что история о дискриминации женщин в ИТ сильно преувеличена. Чтобы разобраться в этом вопросе, я пообщался с двумя айтишницами. Ниже — их истории о работе в ИТ-компаниях.

Мужчины считают нас глупенькими, а мы этим пользуемся и строим карьеру!

Алиса, Project Manager

Мне в школе говорили, что программирование — не женское дело. В 7 классе я попала в летний ИТ-лагерь, который посещало 10 мальчиков и 2 девочки. Уроки вел наш школьный преподаватель информатики — мой любимый учитель. Однажды он сказал, что девочкам в ИТ делать нечего. Мол, он знает только одну толковую программистку, а все остальные айтишницы занимаются не своим делом. Это была женщина из нашей школы. По мнению преподавателя информатики, у нее был технический склад ума, что для женщин — огромная редкость.

В какой-то мере слова учителя подтолкнули меня к изучению программирования. Я хотела доказать, что смогу добиться успехов в ИТ. Кроме этого, я была уверена, что айтишка мне понравится. Я училась в информационно-математическом классе, и в качестве одного из выпускных экзаменов могла сдавать ИТ-проект. Мы с одноклассницей пилили детские игры. У нас это здорово получалось. Я от этого кайфовала!

В 2008 году я закончила школу и решила получать высшее образование. В выбор универа мои родители не вмешивались. Правда, папа думал, что я пойду в пед, и немного удивился, когда я ему показала список технических вузов.

Я поступила на программиста в МГТУ имени Баумана. На нашем потоке из 70 человек было только 12 девочек.

Многие преподаватели в вузе были сексистами. Некоторые из них говорили: «Ну ты же девочка, ты такая симпатичная. Что ты здесь забыла? Ты пришла мужа искать?» При этом сексистами были не только преподы, но и преподши, которые придирались к девочкам гораздо больше, чем к мальчикам.

Многих студенток это бесило, и они открыто сопротивлялись. Но у меня была другая позиция. Я хотела учиться спокойно, без нервов и старалась не обращать внимания на предрассудки преподавателей.

На шестом курсе универа я стала искать работу в консалтинге, и в одной компании мне предложили стать стажером-консультантом. Главными требованиями были логическое мышление и базовые технические знания. Нужно было разбираться в базах данных, знать где бэк, где фронт, уметь писать технические задания.

Я успешно прошла 1,5-часовое собеседование. После двухмесячной стажировки меня взяли в штат компании.

С 2012 по 2016 год я успела поработать консультантом в нескольких компаниях. Я видела, как отбирают резюме, в том числе девочек. И во всех компаниях была одна и та же история — при выборе женщины на позицию консультанта очень сильно обращали внимание на ее внешность. Понятно, что консультант взаимодействует с клиентами, и поэтому должен выглядеть презентабельно. Но к внешности мужчин такого пристального внимания не было. Еще один интересный момент — если руководителем была женщина, то требования к внешности девушек были еще более жесткими.

Если говорить о продвижении по карьерной лестнице в ИТ, то с этим проблем у меня не было. Наоборот, в какой-то мере мужские стереотипы о невысоком женском интеллекте помогали мне в продвижении.

От девочек никто ничего не ждет. Особенно мужчины, особенно старшего поколения. Они изначально относятся к тебе снисходительно и не предъявляют к твоей работе особых требований. И если ты что-то делаешь классно, то у них от удивления вылазят глаза на лоб: «Ты девочка, а умеешь это делать?» Уровень восхищения от успехов девочек гораздо больше, чем от успехов парней!

У меня был напарник, который работал на таком же уровне, что и я. Но к моим успехам внимание начальства было приковано больше. На моего напарника делали ставки, ведь он умный мужик, технарь! А я для начальства была всего лишь глупенькой девочкой.

Сейчас я работаю на позиции Project Manager, веду проекты по внедрению CRM. С сексизмом со стороны клиентов я стала часто сталкиваться после ухода международных компаний с российского рынка. Теперь все чаще приходится взаимодействовать с ИТ-директорами отечественных заводов, многие из которых — бывшие сисадмины, 20–30 лет проработавшие на одном месте.

Когда ты к ним приходишь и представляешься Project Manager, они на тебя смотрят как баран на новые ворота. А в глазах вопрос: «Что ты вообще можешь понимать в ИТ-проекте?» Некоторые из них просто меня не слушают, другие могут повысить голос. И вот в таких ситуациях нервы сдают, хочется на все плюнуть. Но ты — представитель компании, поэтому должна красиво улыбаться и держать планку. В последнее время я прихожу к таким ИТ-директорам с руководителем разработки (мужчиной), и с ним CIO нормально взаимодействуют.

Нередко я участвую в найме и провожу собеседования. И в определенный момент девочкам я стала доверять больше. Есть ощущение, что у них более серьезное отношение к работе и они не сбегут быстро из компании. И нет такого гонора, как у парней, которые приходят и говорят: «Я отучился в ИТ, дайте мне уже на стажировке зарплату в 500 тыс. рублей!»

В ИТ и девчонки, и парни должны оцениваться только по их компетенции!

Анна, Head Of Product

В 2010 году я пришла работать в ИТ-компанию на позицию маркетолога. У меня два высших образования — ветеринарное и маркетинговое, поэтому в ИТ я ничего не понимала. И когда я пришла в мир, где говорят на сленге программистов, то пугалась и вздрагивала, постоянно гуглила терминологию, которую использовали айтишники.

Я проработала в компании около 10 лет. Сначала была маркетологом, потом руководителем маркетингового направления, затем заместителем СМО. В итоге я стала руководителем проектов. Однажды я проверяла некоторые продуктовые гипотезы во ФРИИ и так вышло, что основала внутренний акселератор компании. Ко мне табунами пошли стартапщики. Я им помогала быстро проверять гипотезы и делать продукты.

Работа, проекты, зарплата — все это меня устраивало. Но в компании были проявления сексизма, которые напрягали. Первая история — мой выход из декрета. Я вышла на работу, когда ребенку было 4 месяца. Это был мой личный выбор, который никого не касался. Но выход на работу проходил «больно», через постоянные разговоры с парнями-руководителями: «Давай, распиши, как ты будешь ездить кормить ребенка», «А ты точно сможешь нормально работать?», «Что ж ты за мать такая!» Мне было неприятно все это слышать.

Вторая история — я хотела продвигаться по карьерной лестнице, но все топовые позиции в бизнес-направлении занимали парни. В совете директоров были только мужчины. Девчонок на эти позиции даже не рассматривали.

1,5 года назад я уволилась и пошла работать в другую ИТ-компанию. При этом там не было более высокой зарплаты. В этой компании было другое отношение к девчонкам: и сотрудницы, и сотрудники оценивались только по их компетенции и результатам, а не по половому признаку. И это был один из факторов, на который я смотрела, принимая решение о переходе. Кроме этого, для меня было важно получить больше возможностей для роста, свободу выбора и свободу принятия решений.

Сейчас я руковожу проектами и отвечаю за то, чтобы внутри маркетплейса и вокруг него появлялись новые продукты. Т. е. мы продаем кассовые терминалы и пользователи могут с помощью нашего маркетплейса искать продукты, которые позволяют кастомизировать, улучшать, упрощать процессы.

Также я трекаю команды, менторю несколько стартапчиков. Я не технарь, поэтому классической айтишки не касаюсь, не пишу код. Но я не считаю это минусом. На мой взгляд, менеджеру в ИТ вредно быть инженером. Я видела много менеджеров-технарей. Им было очень сложно развить soft skills, которые позволяют успешно взаимодействовать с клиентами.

Невозможно совмещать кодинг и продажи. Менеджерам-технарям очень больно отрывать свою техническую часть, кому-то ее делегировать. А если они и находят, кому доверить кодинг, то становятся злобными курицами-наседками, которые и там, и сям.

В моей команде 12 человек. Из них 3 девочки, которые занимаются проджектовой работой, исследовательскими историями. Техническая часть команды полностью состоит из мальчиков.

Все девочки с техническим образованием, но не с инженерным, а с управленческим уклоном. Это история больше про понимание клиентского пути, чем про разработку.  Соответственно, никто из них не рвется в технари, потому что они не умеют кодить.

Я знаю только одну историю, где хардкорную разработку делала девчонка. Но она быстро выросла до менеджера и с легкостью отдала разработку своему техлиду. У нее не было желания сидеть и кодить. У нее было желание через технический опыт вырасти до управленца.

С точки зрения моего взаимодействия с парнями и девчонками, то особой разницы я не вижу. Может девчонки стараются делать чуть больше ожиданий. Если к ним приходишь с каким-то э-ге-гей, они его подхватывают и бегут вместе с тобой. Парни могут немного посопротивляться, поспорить.

Иногда мне эйчары кидают резюме кандидатов на вакантные места в нашей компании. Также время от времени я провожу собеседования, и вижу, что разница между девочками и мальчиками огромная. У девочек зарплатный запрос на 25–30% ниже, чем у парней, что для меня удивительно. Также девчонки не умеют демонстрировать свою профессиональную ценность. Девочки о своих достижениях говорят: «Мы с командой сделали». Парни же заявляют: «Я сделал, я разработал!»

В заключение

В историях Алисы и Анны я не увидел никакой жесткой дискриминации. Да, некие проблемы есть, но если девочка толковая, то она сможет добиться поставленной цели.

И мне кажется, что даже не столько компетенция важна, сколько вовлеченность. В текущей ситуации, когда все быстро меняется, профессиональные навыки не имеют решающего значения, их всегда можно прокачать. Важно, чтобы человек от работы кайфовал. Деньги, конечно, тоже важны. Но если человек заточен только на зарплате, то с ним будет один головняк. В этом плане девочки более правильные, для них важнее внутренний комфорт, чем деньги.

Я и сам долгое время считал, что женщинам нет места в айтишных продажах. Сейчас в моем интеграторе в отделе продаж сидят одни девчонки. И они системно прорабатывают клиентов, нормально закрывают сделки. Тут я был не прав, мировоззрение изменилось.

Мне кажется, что сейчас возможностей для женщин в ИТ гораздо больше, чем это было лет 10 назад. Раньше, когда говорили про работу девчонок в айтишке, то имели в виду исключительно программисток. Сейчас огромное количество других профессий, где женское применение больше. Программирование ушло от истории исключительно с написанием кода. Есть аналитики и куча других ответвлений, которые не предполагают сидение у монитора 24/7.

Да и стереотип о том, что ИТ не для девочек, постепенно ослабевает. Для интереса даже посчитал долю девочек в своей Школе Программирования. Приходит их конечно же меньше, но доходимость до конца получилась выше. Возможно им действительно это нужно...


Больше статей в Telegram канале. Способы связи и сотрудничества со мной. Соцсети.